иркутский художественный музей усадьба имени владимира платоновича сукачева
 

Владимир Платонович Сукачев
 
   


СМИ о нас >>> Статья

Похоронен на городском кладбище. Иркутский репортер. 17.11.2015

Надгробья возле подпорной стенки

«Информацией о том, что Владимир Платонович Сукачёв умер в Бахчисарае, мы владели достаточно давно, – рассказывает Наталья Гончаренко. – У нас были воспоминания его младшего сына, Владимира Владимировича Сукачёва. Они небольшие – всего четыре странички машинописного текста, написанные 31 декабря 1948 года по просьбе тогдашнего директора музея Алексея Дементьевича Фатьянова. Сын писал: «Лишённый всяких средств к существованию, не желавший работать у интервентов, Владимир Платонович жил с женой, которая давала уроки в начальной школе Бахчисарая, в большой нужде. И после повторного кровоизлияния мозга 21 декабря 1920 года он скончался и похоронен в городе Бахчисарае на православном кладбище». В тексте сына опечатка: известно, что Владимир Платонович Сукачёв умер 21 декабря 1919 года, или 2 января 1920 года по новому стилю. Собственно, аналогичная по смыслу запись есть в знаменитой семейной сукачёвской летописи.

Надежда найти могилу Владимира Платоновича была. В своё время два человека сообщали Наталье Гончаренко о том, что видели надгробную плиту Сукачёва в Бахчисарае. «К сожалению, первый разговор состоялся достаточно давно, человек мне сообщил, что был в туристической поездке в Бахчисарае, видел эту плиту. Прошло время, в музей пришла Ольга Георгиевна Хвойнова. С Ольгой Георгиевной мы дважды подробно разговаривали, и она рассказывала, как в 1985 году была в поездке по Крыму, на один день их привезли в Бахчисарай, в ханский дворец. После экскурсии отпустили погулять. Она помнит, что отошла от дворца недалеко, помнит глухую каменную стену и лежащие рядом надгробья. На одном из них она прочитала: «Владимир Платонович Сукачёв». Конечно, с 1985 года прошло больше 25 лет, но надежда всё же была». К сожалению, сотрудникам музея сейчас не удаётся дозвониться до Ольги Георгиевны. И уточнить информацию пока нельзя. Однако это сообщение не давало музейщикам покоя – нужно было его проверить на месте, в Бахчисарае. 

– Когда ещё не было финансовых возможностей, чтобы отправить экспедицию сотрудников музея в Бахчисарай, мы обратились за помощью к местным жителям, – рассказывает Наталья Гончаренко. – Нам помогала замечательная девушка Анна Косова, автор проекта «Крымский виртуальный некрополь», волонтёр, энтузиаст, член Общества некрополистов Крыма. Анна живёт в Севастополе, однако по моей просьбе поехала в Бахчисарай и осмотрела местные кладбища. Выяснилось, что в Бахчисарае существует четыре некрополя, которые могут нас интересовать. Мы исключили мусульманские кладбища, поскольку там Владимир Платонович, как православный человек, похоронен быть не мог. Первое из четырёх мест – это так называемое кладбище в Русской слободе. Оно находится в 300 метрах от Бахчисарайского дворца, и чтобы попасть в него, надо подняться ещё почти на 400 метров в гору. Второе кладбище находится при въезде в Бахчисарай, на расстоянии полутора-двух километров от ханского дворца. Третье кладбище – на территории Успенского мужского монастыря, который тоже отстоит от  дворца примерно на 2 км, но в другую сторону. И наконец, на территории самого дворца тоже есть кладбище, на котором в три террасы похоронены воины, погибшие во Второй мировой войне.

Анна побывала на этих кладбищах и отправила Наталье Гончаренко в Иркутск три подробных отчёта. Из общения с сотрудниками музея ханского дворца выяснилось, что, скорее всего, православной плиты с русской фамилией на территории музея нет. Анна побывала на кладбище в Русской слободе, где похоронены участники Крымской войны, герои других сражений. При кладбище есть добровольный «смотритель», отставной офицер Советской Армии Иван Фролов, он работает на волонтёрских началах. На кладбище в Успенском монастыре сохранилось всего шесть надгробий, фамилии «Сукачёв» там тоже не было. По кладбищу на въезде в город Анна пройти практически не смогла, оно сильно заброшено. Сделав эту большую работу, Анна пришла к выводу, что вероятнее всего, найти могилу Сукачёва невозможно. Наталья Гончаренко сама общалась с сотрудниками Бахчисарайского историко-культурного заповедника, с Успенским монастырём, с Иваном Фроловым через сеть «ВКонтакте» – все они подтвердили, что искать могилу Владимира Сукачёва у них, скорее всего, нет смысла. Пора было собираться в экспедицию. 

«Мозговой паралич»

В этом году в Иркутск приехал наш земляк, усольчанин, председатель правления РОО «Землячество сибиряков в Крыму», начальник Государственной архивной службы Республики Крым Олег Лобов. «Олег Владимирович кинул все ресурсы, которые у него были, на поиск документов, связанных с именем Владимира Сукачёва, – рассказывает Наталья Гончаренко. – В результате мы получили документ, запись в метрической книге Свято-Николаевского собора от декабря 1919 года: «Коллежский сов. Владимир Платонов Сукачёв». 21 декабря – дата смерти, 22 декабря – дата погребения. Есть ещё одна надпись, которая из-за складки книги плохо видна: «Мозговой паралич». 

Теперь сомнений нет – Владимир Сукачёв умер в Бахчисарае, был отпет в Свято-Николаевском соборе, похоронен 22 декабря на «городском кладбище». Что в 1919 году понимали под словом «городское кладбище», ещё предстояло разбираться. «Мы получили этот документ в то время, когда у меня была уже договорённость с Иркутской региональной общественной организацией «Братство во имя святителя Иннокентия Иркутского», член которого готов был оплатить поездку в Крым. Я даже не знаю его фамилии. Он оплатил билеты в Крым мне и представителю братства, человеку, который лично знаком с настоятелем Успенского монастыря, архимандритом Силуаном», – рассказала Наталья Гончаренко. (В экспедиции принял участие председатель иркутского благотворительного фонда «Патриот» Сергей Коженков.) 

Приехав в Крым, участники экспедиции поселились в Симферополе, но ездили в Бахчисарай несколько раз. В первую поездку постарались найти храм, в котором отпевали Владимира Платоновича. В XIX веке это был собор, однако его разрушили, и сейчас на том месте находится приход. Настоятель Свято-Николаевского храма отец Стефан, человек достаточно молодой, информацией  не владел. Мог ли Владимир Сукачёв быть похороненным где-то рядом с храмом? В те времена при соборе была усыпальница. Однако отец Стефан с большим сомнением отнёсся к тому, что в 1919 году, в очень тревожное время, человек, для Бахчисарая неизвестный, мог быть похоронен в усыпальнице при храме. 

Гипотеза с монастырём

Далее экспедиция отправилась в Свято-Успенский мужской монастырь. В конце XIX века на территории монастыря, который занимает достаточно большую площадь, был построен храм, освящённый во имя Иннокентия Иркутского (Кульчицкого). Сегодня храм не сохранился. При монастыре есть некрополь, там находился госпиталь времён Крымской войны, основанный Пироговым. Дело в том, что в советское время в закрытый Успенский монастырь вёл туристический маршрут. Туристов, приезжавших в Бахчисарай, водили только в два места – в ханский дворец и Успенский монастырь. Была гипотеза, что Ольга Георгиевна, будучи в 1985 году в Бахчисарае, что-то перепутала и видела надгробие не у ханского дворца, а в другой точке туристического маршрута – у Успенского монастыря. Может быть, именно там туристов отпустили погулять? 

«Но когда я своими глазами увидела долину, в которую могут спускаться только альпинисты да монахи-подвижники, я поняла, что туда на кладбище Ольга Георгиевна не забрела бы, гуляя, – говорит Наталья Гончаренко. – Тем не менее мы пообщались с настоятелем Силуаном, и в этом плане мне очень помог мой спутник, Сергей Александрович. Настоятель нас принял хорошо, разговор был долгий. Отец Силуан, принявший монастырь в 1993 году, сообщил, что он хорошо знает все могилы, просмотрел их и имени Владимира Сукачёва не видел. Однако есть один нюанс: если мы знаем точно, что Сукачёв был отпет в Свято-Николаевском соборе, то вряд ли он был похоронен в Свято-Успенском монастыре. В то время в монастыре было пять храмов, и если бы его хоронили в монастыре, в одном из храмов и отпели бы, а также оставили по традиции гроб с телом на ночь в храме. Сам факт отпевания его в Свято-Николаевском соборе отсекает Свято-Успенский монастырь на 100 процентов».

Тихий Бахчисарай

По ещё одной гипотезе что-то о Владимире Сукачёве могли бы знать в Бахчисарайском историко-культурном заповеднике. Хотя музей и посвящён истории ханской династии, но, будучи единственным музеем в городе, он наверняка аккумулирует историю своего города в целом. Дело в том, что в Бахчисарае располагается мемориальное госпитальное кладбище 44-45 годов прошлого века, в числе других на нём похоронены 13 бойцов первого бахчисарайского красногвардейского отряда, зверски замученных белогвардейцами в 1918 году. А вдруг во время Гражданской войны на территории ханского дворца возникло стихийное кладбище, где хоронили и красноармейцев, к примеру, и всех умерших? Ведь буквально за стеной Бахчисарайского дворца идёт улочка, параллельно ей стоит Свято-Николаевский храм, где отпевали Владимира Сукачёва. А вдруг именно на этом кладбище его и похоронили? С этими вопросами Наталья Гончаренко и пришла к сотрудникам музея. Но и эта версия отпала. Мемориальное кладбище на месте плодового сада появилось здесь в середине 1950-х. А останки красноармейцев, замученных белогвардейцами в 1918 году, просто привезли с Перекопа. 

Когда Наталья Гончаренко собрала всю информацию воедино, ей стало интересно: что же в это время происходило в Бахчисарае? Почему Сукачёв оказался именно там? Ведь беженцы ехали в Крым, но собирались явно не в Бахчисарае, а в портовых городах. Мы знаем, что связи у Сукачёва с Украиной были – его отец был из Харьковской губернии, сам Сукачёв учился в Киеве, в Одессе у него родился старший сын Борис, а в Харькове – Платон. На Украине он встретился с женой: Надежда Владимировна из Новогеоргиевска. Какая-то связь с Украиной была, но не с Крымом. Иркутянка встретилась с заместителем председателя службы охраны памятников Республики Крым Виктором Георгиевичем Зарубиным, который является лучшим специалистом, исследователем истории Гражданской войны в Крыму. Он сообщил, что Бахчисарай в период Гражданской войны был относительно спокойным местом, смена властей практически не сказывалась на укладе жизни горожан. Фраза сына Сукачёва о том, что отец не желал работать на интервентов, его заинтересовала, поскольку в Бахчисарае интервентов не было. Возможно, Владимир Сукачёв в начале 1918 года уехал из голодного Петербурга к сыну Платону в Харьков, а после смерти Платона от тифа в марте 1919-го отправился сначала в Симферополь или Севастополь. К тому моменту это был уже 70-летний человек, перенёсший один инсульт, у него с женой на руках был маленький внук, дочь Анна, предположительно болевшая туберкулёзом. Возможно, Сукачёв с семейством просто пытался скрыться в Бахчисарае от царившей в приморских городах Крыма смуты и разгула. И именно здесь его земной путь был закончен.  Но всё же – на каком «городском кладбище»?  

Под парком развлечений

Сотрудники Бахчисарайского музея-заповедника вывели Наталью Гончаренко на архивиста Шукри, лучшего знатока истории своего города. Ей удалось поговорить с ним по телефону. Архивист однозначно и категорично сказал, что в 1919 году в Бахчисарае не хоронили на кладбище при въезде в город. В Русской слободе (том самом кладбище, за которым ухаживает Иван Фролов) по захоронениям идёт разрыв почти в сто лет. Последние захоронения там были в середине XIX века, в период Крымской войны, потом шёл длительный промежуток без захоронений, и только в советское время там снова начали хоронить. Таким образом, осталось только одно кладбище – при въезде в Бахчисарай. 

Сегодня, подъезжая к Бахчисараю, можно увидеть парк «Крым в миниатюре». Примыкая к нему, стоит то самое кладбище. Оно в очень плохом состоянии, сильно запущенное и заросшее. «Мы пытались отодвинуть траву, кусты, хоть что-то прочитать на надгробных плитах, но это очень сложно сделать, – говорит Наталья Гончаренко. – Тропинки, конечно, есть, но идут они только до определённых мест, к могилам в глубине нужно буквально прорубаться с топором. Мы видели, что на кладбище есть захоронения 1919 и 1920 годов». 

В музее посоветовали связаться с Центральным музеем истории Тавриды, где аккумулированы все документы по истории Крыма, в том числе Бахчисарая. Встреча состоялась. И сотрудница музея сообщила: парк «Крым в миниатюре» построен на кладбище. Наталье Гончаренко в поездке помогали и специалисты Бахчисарайского комбината благоустройства. Они подтвердили, что парк частично стоит на кладбище. Оказалось, что на месте «Крымских миниатюр», построенных в 2011 году, когда-то был тоже парк развлечений, сооруженный в 1960-е годы. Это означало, что часть могил уже безвозвратно утрачена. 

«Я пришла к следующей гипотезе: скорее всего, в 1960-е годы, когда строили парк развлечений, частично ровняли землю и убирали надгробия, – говорит Наталья Гончаренко. – Вероятно, их свезли в одно место, и местные жители, нуждаясь в стройматериалах, растащили надгробия для своих нужд. Возможно, Ольга Георгиевна и видела эту плиту недалеко от ханского дворца, но уже в новом месте, снятую с кладбища, где-то в районе жилых домов. Но это тоже только предположение, возможно, будут другие версии». Наталья Гончаренко рассказала, что в местной бахчисарайской газете вскоре должен выйти материал о поисках. «Сейчас мы рассчитываем не столько на то, чтобы найти захоронение, сколько на то, чтобы обнаружить следы пребывания Сукачёва в Бахчисарае. Может быть, кто-то из людей старшего поколения вспомнит, как отец или мать им рассказывали о живущей поблизости семье из Сибири», – говорит она. Поиски не закончены, и загадка последних дней земной жизни Владимира Сукачёва ещё ждёт новых исследований. 


   
 
 
© 2009-2017 Скляренко Александр
Рейтинг@Mail.ru